+7 (499) 394 37 36

Дикий и свободный

Пионер адаптивного скалолазания Филипп Рибьер (Philippe Ribiere) находит твердую почву в вертикальном мире. 


Филипп Рибьер родился с разновидностью синдрома Рубинштейна-Тейби. Недавно, несколько исследователей из Школы Спортивных наук и технологий Университета Хаджетеппе (School of Sport Sciences & Technology at Hacettepe University), расположенного в Анкаре, Турция, и французского Института кинезиологии Университета Экс-Марсель (Institute of Movement Sciences at Aix-Marseille University) объединились для совместного изучения и измерения последствий отклонений Филиппа и исследования хвата скалолазов с ограниченными возможностями.

Выяснилось, что Филипп совершенно точно обладает меньшей силой пальцев, чем другие скалолазы. И нехватка составляет от 21% при удержании больших зацепок и почти до 40% при использовании маленьких. Кроме того, пятно контакта его пальцев со скалой меньше, и трение кожи о зацепку хуже.

Цитируя исследователей Арифа Мидхата (Arif Mithat) и Лоурена Вигуру (Laurent Vigouroux): «Филипп компенсирует недостаток максимальной силы пальцев бо́льшим использованием скрытых возможностей человеческого тела, а также обладает очень необычной техникой хвата, редко встречающейся у других скалолазов».

Другими словами, Филипп смог компенсировать ограниченные возможности техникой (что подтверждает утверждение «лучше стремиться быть умелым, чем сильным»). Он обрабатывает зацепки, больше полагаясь на особенности своего скелета, чем на мускулатуру.



Мидхат и Вигуру добавляют: «У него уникальные руки, но мышечные траектории и подвижность суставов неизвестна. Следовательно, существует возможность, что каким-то особенным образом в сжатии участвуют другие мышцы. Эта теория также может объяснить его способность успешно сопротивляться усталости. Его впечатляющие результаты зависят не только от усталости сгибателей пальцев, она компенсируется другими участвующими мышцами».

Я встретил Филиппа Рибьера в Гету (Китай) на Petzl RocTrip 2011. Филипп один из ключевых членов команды Petzl с 2002. В день отдыха мы решили исследовать нижнюю арку/пещеру – гигантскую нишу, до которой можно добраться только на лодке. Вооружившись хлипенькими пластиковыми веслами, мы с Филиппом погрузились в маленькую двухместную надувную лодку. Несколько секунд, и Филипп случайно выронил свое весло, которое тут же потонуло в молочном зеленом течении реки Гету.

«Что же... Теперь это будет забавным приключением», – произнес он. Филипп извинялся за потерянное весло, но эта неприятность не испортила ему день.

Мы продолжили грести к пещере и добрались до места высадки, где Филипп вывалился из лодки. Дальше мы шли, поддерживая друг друга, и оказались в лабиринте валунов. Теперь я видел, что этот парень намного комфортнее чувствует себя, взбираясь на камни и лавируя между ними. 

Позже вечером в центре города состоялась большая вечеринка, на которой Филипп со своим огненным шоу стал центром всеобщего внимания.

Филипп родился на Мартинике – Французском острове в Карибском море. Родители отказались от ребенка сразу после рождения, но он был усыновлен и перевезен во Францию. Его первое знакомство с вертикальным миром произошло в шесть лет, когда вместе с приемной семьей он находился на отдыхе в Сен-Жерве. Его первым заданием было спуститься по веревке со скалы. Филипп вспоминает, что испытывал страх от необходимости двигаться по веревке (хотя инструктор и осуществлял страховку). Филипп был напуган ощущением высоты, но когда он все-таки завершил спуск, то ощутил радость и гордость от того, что смог сделать это не хуже своих братьев и сестер. 

Лазание в команде и тренировки в зале влюбили Филиппа в этот вид спорта, и в конечном итоге он попал в финал юношеского чемпионата местного скалодрома. Сегодня Филиппа можно назвать пионером соревнований по пара-скалолазанию. В 2000 году он встречался с представителями Международного совета по скалолазанию (ICC) и Международного союза альпинистских ассоциаций (UIAA) для того, чтобы договориться о показательных выступлениях скалолазов с ограниченными возможностями во время Чемпионата Европы 2002 и Чемпионата мира 2003 годов. В этом же году он основал Ассоциацию пара-скалолазов (Handi-Grimpe association), первое мероприятие которой прошло в Гарде (Франция).

В 2011 году Филипп занял третье место в дисциплине «скорость» на первом Кубке мира по адаптивному скалолазанию в Арко.

«Скалолазание придает мне уверенность, я ощущаю ее в своих руках и ногах, да и просто наслаждаюсь тем, что делаю что-то, - говорит Филипп, – скалолазание удовлетворяет мою потребность быть занятым. Скалолазание дает цель моей жизни. Скалолазание дает мне возможность как индивидууму достичь определенного социального уровня, встречаться с  лучшими скалолазами, организовывать мероприятия для людей с ограниченными возможностями благодаря Handi-Grimpeи EvolutionTour».

Я встретился с Филиппом этой весной для того, чтобы услышать больше о его прошлом и узнать, что же дальше будет делать самый большой маленький человек в мире скалолазания.

 Что кроется за научным исследованием, в котором ты принял участие?

В 2008 году я вернулся на Мартинику, чтобы встретиться с первым доктором, лечившим мои запястья, руки и стопы, когда я еще был младенцем. Он рассказал мне, что фиксировал мои запястья, потому что они всегда возвращались в согнутое положение. Это была настоящая проблема, потому что я не мог удерживать различные предметы в повседневной жизни. Если я правильно понял, у меня нет полноценно работающих мышц-разгибателей запястий. В общем-то, во время исследования я узнал, что обладаю всего-то 20 процентами нормальной человеческой силы.

Когда я узнал это, я изменил свое мнение по поводу некоторых своих возможностей.

Во время тренировок мой словенский друг Урх давал мне еще более дельные советы, как бороться со слабыми сторонами. Например, раньше я накрывал большой палец правой руки остальными, когда брал активные зацепки. Теперь я лазаю с раскрытыми ладонями, наполовину сгибая пальцы.

Я становлюсь сильнее для лазания, для соревнований.

Как ты относишься к испытаниям, с которыми вынужден столкнуться?

Я отличаюсь от других только потому, что мы все рождаемся разными. Но правда и то, что мое отличие называется «человек с ограниченными возможностями». Скалолазное сообщество открыло для меня свои двери, чтобы победить мои страхи и переживания с помощью этого спорта. Но также скалолазание напоминает мне и о том, что только я сам отвечаю за свои действия. Если ты плохо поставишь ногу на зацепку, ты упадешь.

Говоря напрямую о моих отличиях: у меня короткие руки, негибкие кисти и деформированные пальцы. Что же это значит? Для примера, я не могу использовать подхваты, пока они не окажутся на уровне моего пояса. 

Мои предплечья недостаточно сильны для того, чтобы тянуть. Когда я лезу, я беру зацепку и давлю на нее сверху вниз. Если это подхват, я давлю вверх. Если это вертикальная зацепка, я давлю в сторону.

Отличие между мной и нормальным скалолазом сводится к тому, что большинство скалолазов держат зацеп и могут по-разному обрабатывать его, скручивать или сдавливать. Но я не могу этого сделать. Может быть, трудно понять, в каком положении я нахожусь, но мы все в одинаковой ситуации. Мы должны лазать, используя то тело, которым нас наградили наша мать и госпожа природа. Я не могу изменить себя, но я могу работать над своими слабыми сторонами.

 Какой вид лазания ты предпочитаешь?

 Сегодня мое основное занятие – спортивное скалолазание, преимущественно боулдеринг. С 2000 года. У моих друзей семьи и работа, я понимаю это, так что найти страхующего посреди недели довольно сложно. Поэтому я начал заниматься боулдерингом, что является отличным компромиссом. Кроме того, у меня был довольно неприятный случай во время лазания с веревкой в 2002. Мой друг и страхующий уделил недостаточно внимания процессу, и перед ним на полу оказалось два метра веревки. Я был практически на самом верху маршрута и вщелкивал оттяжку, и тут зацепка оторвалась. Падал я довольно долгое время! Я увидел скалу прямо перед глазами и… бум! …ударился об нее лицом. Это было словно в фильме ужасов: кровь была везде. И еще я сломал лодыжку. После множества путешествий по миру в течение последних 10 лет, я предпочитаю просто лазать. Без мыслей о категории маршрута и онсайтах.

Сколько стран ты посетил с для занятия скалолазанием?

Достаточно стран, чтобы быть самым счастливым человеком! Я никогда не считал, сколько именно. Я просто знаю, что я путешествую 18 лет, с того момента, как начал лазать. Я хорошо помню первую поездку за границу в Ганкс с командой Petzl в 2003. Я был в Англии, Греции, Испании, Португалии, Швейцарии, практически во всей Восточной Европе, Канаде, Индии, Китае, Японии, Мексике, Аргентине, ЮАР, Скандинавии и на Майорке.

Что, помимо скалолазания, интересует тебя?

Мне нравится создавать фильмы о скалолазании и короткометражный арт-хаус, который я никогда не переводил на английский. Еще целых два года во Франции я был исполнителем регги. Еще я занимаюсь огненным шоу, потому что мне нравится связь между огнем и мной.  Мои физиологические отличия находят интересными некоторые фотографы и режиссеры, они иногда просят меня сняться в фильмах. Для меня это похоже на месть – никогда не любил это слово, – потому что я верю, что даже уродливые вещи иногда могут быть хорошими вещами. Вот почему я использую свое лицо и тело в качестве предмета искусства. Я люблю это.

Какова твоя роль в сфере соревнований для скалолазов с ограниченными возможностями?

Мне 37 лет и я родился на Карибском острове Мартиника. У меня нет работы в течение последних двадцати лет, потому что я скалолаз. Даже если это не официальное место работы, я стал пионером в создании адаптивного скалолазания. Я так же устроил первое подобное мероприятие во Франции, вдохновив других скалолазов с отличиями показать себя. Я всегда знал, что международные федерации скалолазания хотят, чтобы этот вид спорта стал Олимпийским, а для того, чтобы спорт был включен в шорт-лист, он должен обладать и Паралимпийской разновидностью.

Я сделал это по многим причинам, и я горд этим. Я действительно рад, что сейчас так много спортсменов приезжает на специализированные соревнования. Это невероятно.

 Как ты начал лазать и что не дает тебе оставить это?

Я занимаюсь скалолазанием 20 лет. Я начал в 1994 во время летних каникул во Франции. После первого опыта в лагере, я вернулся домой и пошел в местный зал.

 Как и все скалолазы, я зависим от этого невероятного спорта. Я имею в виду, что скалолазание сочетает силу, мотивацию, удовольствие от тренировок с друзьями. Совершенно точно, я не могу представить свою жизнь без этой страсти. Скалолазание – это жизнь, которой я живу. Оно воплощает мою жизненную философию: будь свободным.

 

Перевод статьи «Wild and Free»

Оригинал: http://eveningsends.com/climbing/wild-free/

Перевод: Пустовит Данила